- Как появилась Неми?
- Это была моя первая попытка сделать комикс, где главный персонаж – девушка. Во всех комиксах, что я видела, главными героями были мужчины. Но я решила, что мне будет проще сделать комикс о девушке, потому что женская жизнь мне, естественно, ближе. Кроме того, я люблю готов. Сегодня Неми превратилась в человека, которого я хорошо знаю. Персонаж зажил собственной жизнью.

- Когда вы начали рисовать Неми?
- В 1997 году. Со временем она становилась все более человечной. Сначала она была моим хобби: одновременно с рисованием комиксов о Неми я подрабатывала иллюстратором-фрилансером и барменшей и не придавала ей слишком большого значения. Но постепенно я стала уделять своей героине все больше времени, и она становилась все более реальным человеком. Поначалу Неми была гораздо злее и циничнее, чем теперь.

- А что вас тогда злило?
- В те времена было много тяжелой, мрачной металлической музыки. У некоторых она ассоциировалась с бунтом. Ходить с ног до головы в черном было не так-то просто: тебя сразу начинали обвинять во всех смертных грехах. Норвежцы тогда не знали, кто такие готы. Они нас просто боялись и не желали иметь с нами дела.

- Как вы стали профессиональной рисовальщицей комиксов?
- В одном книжном магазине проходил конкурс комиксов. Я решила в нем поучаствовать – с этого все и началось. Работая барменом, приобретаешь кучу новых знакомств. Оказалось, что у одной моей знакомой есть приятель, чей двоюродный брат работал в издательстве, которое специализировалось на комиксах, и они заинтересовались моими рисунками. Сначала я публиковала комиксы в музыкальном журнале, а потом получила собственную комикс-рубрику в норвежской ежедневной газете. Все это произошло очень быстро.
Lise Myhre Lise Myhre Lise Myhre
- Мусульмане угрожают расправой датским карикатуристам за карикатуру на пророка Мухаммеда. А вы не собираетесь его нарисовать?
- Не собираюсь. Хотя я считаю, что карикатуристы должны иметь право рисовать всё, что хотят. Свобода слова – это очень важно. У меня тоже есть свои рамки, за которые я стараюсь не выходить, но эти рамки я устанавливаю себе сама. Но когда люди не смеют выражать себя, потому что это поставит под угрозу их семьи – против этого нужно протестовать.

- Ваши персонажи разговаривают по-норвежски. Теряется ли что-то в переводе?
- Теряется очень многое. Многие шутки в переводе "не работают". Если комикс, переведенный на другой язык, остается понятным и смешным – это огромная заслуга переводчика. В Норвегии я могу грубить и ругаться. В Великобритании – вряд ли. Читать речи Неми по-английски бывает просто смешно, иногда она выражается очень жеманно. Я рисую ее грубой и отвязной, а по-английски она получается этакой пай-девочкой.

- Если бы вам предложили пригласить в комикс о Неми персонажа из другого комикса, кого бы вы выбрали?
- У меня есть несколько комиксов, в которых участвуют герои других норвежских комиксов. Их было очень забавно придумывать. Трудно сказать, каких иностранных героев я могла бы пригласить: я мало знаю газетные комиксы других стран. Но уж точно не Гарфилда. Не люблю я этого кота.

- Какая у вас была худшая работа?
- Я несколько раз работала продавщицей в магазинах, и это был полный отстой. Помню, я работала в магазине фототехники в очень понтовом районе – так вот там покупатели были ужас как грубы.

- Вы сейчас беременны. У Неми тоже будет ребенок?
- Нет. Неми – это не я. Сейчас все норвежские газеты трубят, что Неми вот-вот выйдет замуж и родит ребенка. Меня это бесит. Я рисую этот комикс уже много лет, и меня оскорбляет, что людям кажется, будто я рисую собственную жизнь. Семья и дети – это не для Неми. Она сама по себе. В моей жизни было много перемен, которые никак не отразились в комиксе. Он – не автобиография.

- Неми стала знаменитой в Норвегии?
- О да.

- И вы с ней теперь так же популярны, как "А-НА"?
- Нет. Достичь популярности "А-НА" невозможно. Но обо мне пишут, это да.

Английский источник 2007-11-08: http://www.metro.co.uk
Русский перевод: http://community.livejournal.com

Поделиться в социальных сетях